История отчеств

Отчество, или, как говорят учёные люди, патроним, существовало в древности у многих народов. В арабском языке, например, для обозначения отчества мужчин используется частица «ибн», также означающая «сын». Так знаменитый средневековый философ и врач, больше знакомый нам по латинизированному имени Авиценна, на самом деле звался Абу Али Хусейн ибн Абдуллах ибн Хасли ибн Сина. Вэтом сложном имени Абдуллах –имя его отца, Хусейн –имя деда, а Сина – как считают исследователи, это либо прозвище отца, либо фамильное имя.

В шотландских фамилиях в качестве патронима работает приставка «мак» – так знаменитый шотландский путешественник конца 18 века Александ Мак Кензи известен именно под таким англицизированным именем. А на шотландском языке его звали Элистер Мак Конних, то есть сын Конниха или Кеннета. Особое распространение получили патронимы в скандинавских странах. Здесь указанием на отческое имя служило окончание «сон». Норвежский историк конца 16-го, начала 17-го века Педер Клаусон Фриз был сыном Николаса Толефсена Фриза, ведь Клаус в норвежском –это уменьшительное от имени Николас.
От древних скандинавских патронимов, как полагают учёные, и произошли русские отчества. В культуре древнерусской повседневности эти отчества заняли совершенно особое место. Они полагались лишь князьям да боярам. Ярославичи, Мономаховичи, Ольговичи – это, соответственно, династии, основанные детьми Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха и Олега Гориславича, хотя последних правильнее было бы назвать Вольговичами. И так мы видим, что с самого начала своей истории русские отчества заканчивались на «ич», и обозначали особо привелегированный статус своих владельцев.

В 15 веке отчества применялись исключительно в официальном титуловании князей и бояр. В 16-17 столетиях сословные «ичи» стали уже теснить князей и бояр и стали теснить должностные привилегии. Так стали величать уже думных дворян, а также царских приближённых – оружничьих, сокольничьих, постельничьих, окольничьих. Иногда отчество на «ич» становилось именной привилегией. Так Грозный велел называться таким образом немцу-опричнику Генриху фон Штадену, сыну Вальтера, и тот стал Андреем Володимировичем. В 1610 году царь Василий Шуйский жаловал именитого человека Петра Строганова, и велел писать его Семёновичем.

В 1681 году царь Фёдор Алексеевич издал особый указ: «Описание думных дьяков во всех письмах в «вичем». В этом указе находим такие строки: «Велеть их в наказях и в государевых грамотах, и во всяких делех писать с вичем, а в боярском списку писать их по-прежнему, как они до сего государеву указу писаны.»
Это правило рапространялось и на жён думных дьяков, что закрепляло следующее постановление от 1685 года: «Буде кто напишет думного жену без вича, и им на тех людях, великие государи и сестра их великая государыня указали за то править безчестье.»
Упомянутые государи –это Иван и Пётр Алексеевичи, а благородная царевна – их сестра, Софья Алексеевна. В 18 веке «вичам» была дана большая свобода, однако они были выстроены в согласии с петровской Табелью о Рангах. Такое написание отчеств установилось при Екатерине 2. Специальной чиновной росписью указывалось, что ни «ич» писать особ пяти первых классов –канцлера, действительного тайного советника, тайного советника, действительного статского советника и просто статского советника. Отчество лиц шестого, седьмого и восьмого классов предписывалось писать с окончанием на «ов» или «ин». А для всех прочих чиновных лиц отчество не указывалось вовсе. Иными словами, если тебя звали Александр, а отец твой именовался Иваном, то, дослужись ты до генерала, будешь Александром Ивановичем, если же ты просто полковник или коллежский советник, то, будь любезен, называться Александр, сын Иванов, или Александр Иванов. Ну а если же ты только коллежский регистратор, то не взыщи, будешь Александром, или, на худой конец, Алексашкой.

Табель табелью, но «вичи» продолжали играть при Екатерине роль царской привилегии. И в 1765 году императрица указывала сенату на то, что «при сочинении жалованных грамот, кому именно отчество с окончанием на «ич» писать, а кому нет. Оное зависит от собственного ея величества к тем персонам благоволения.» Так что, если ты в фаворе, то Иванович, а если в опале –Иванов.
По имени называют, по отчеству величают, – подсказывает нам народная пословица. В крестьянских семьях жена традиционно величала мужа по имени-отчеству. Кстати, такой же обычай сохранялся в 19 веке и в городской мещанской среде. А вот обращение господ со своим крепостным с отчеством на «ич» было совсем невозможно. В конце 19 века энциклопедический словарь Брокгауза и Евфрона отмечал, что, называя кого-либо «ичем» или «вной», мы оказываем ему почтение. Обращаться к таким людям, стоящим ниже на общественной лестнице вообще не принято.

В своих воспоминаниях князь Владимир Оболенский описывает ситуацию 70-х годов 19 века: «На «ич» мужиков величать не полагалось, неуменьшительными именами без отчеств величали только солидных, степенных, а молодых и даже старых, но пьяниц и бездельников продолжали по обычаю крепостных времён именовать Ваньками, Яшками, Митьками и т.п.»
Со времён опубликования воспоминаний Оболенского проходит двадцать лет, и мы встречаем разбогатевшего крестьянина, у которого помещики занимали деньги. В глаза этого нувориша господа уже величали на «ич», например, Василий Яковлевич, но за глаза относились к нему свысока, называя Василием Яковлевым, или просто Василием.
Нечто похожее происходит и чеховском «Вишнёвом Саде» – купца Лопахина помещица Раневская называет Ермолаем Алексеевичем, хотя отец его был ещё крепостным у Гаевых, деда и отца Раневской, а вот старых слуг, доживающих свой век в людской, господа привычно кличут Ефимьюшкой, Полей, Евстигнеем и Карпом.
Теперь по паспорту все мы пишемся на «вич», как благородные и даже можем позволить себе роскошь шутливо-дружеского величания типа Палыч, Иваныч и Петрович. Одним словом, свобода, равенство, братство…

Просмотров: 0

Автор Чиклино

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *