История ковра

Ковроделие –одно из древнейших искусств. Наряду с ткачеством, оно встречается у самых разных народов. Предшественником ковра были шкуры животных – они утепляли холодные пещеры наших далёких предков. Как и шкура, ковёр, собственно, и был предназначен для этой цели –сохранять тепло в жилищах, а с его помощью можно было быстро уютный дом на пустом месте. Ткаными коврами утепляли каменные стены, покрывали глинобитный пол, устилали кочевые кибитки и шатры, занавешивали дверные проёмы и покрывали ложе. В отличие от шкуры животного, ковёр –вещь рукотворная, она обладает определённой художественной и символической ценностью. Рисунок, символ, орнамент делает из утилитарного предмета настоящее произведение искусства.

Во многих восточных странах дом и ковёр – это практически синонимы. На востоке говорят, что дом начинается там, где расстелен ковёр. Такое жилище практически лишено мебели, если не считать сундуков, зато наполнено коврами различных размеров и назначений. Обитель же кочевника практически целиком создана из ковра, ведь рта –это ни что иное как большой ковёр. Такой дом легко свернуть и перевезти в другое место.

Но не только домом, реальным или импровизированным, может стать ковёр на востоке. В сказках он предстаёт перед нами в качестве средства передвижения по воздуху. Ковёр-самолёт –центральный мотив волшебных сказок востока, и сказки эти так и называются: «Ковёр принца Хуссейна», «Ковёр принца Ахмета»… А волшебные ковры по описаниям могут быть самыми разными – красными, синими, старыми, новыми, персидскими, индийскими, и так далее.

Самый древний ковёр

Самый древний ковёр в мире

Самые древний из сохранившихся ворсовых ковров датируется примерно пятым веком до нашей эры. Археологи обнаружили его в 1949 году в кургане Пызырыкского Урочища в Горном Алтае, и теперь он хранится в собрании Эрмитажа. Этот ковёр украшен как орнаментом, так и изображениями оленей, грифов и всадников. По мнению учёных, этот ворсовый ковёр использовался в погребальном ритуале скифского воина, в захоронении которого и был обнаружен, а по своему происхождению этот ковёр персидский, собственно, Персия и считается родиной ворсового ковроткачества.

Славу величайшей ковровой державы мира Персия завоевала уже в древности, но о коврах былых эпох мы знаем только по легендам. Древнее предание рассказывает об одном из первых шедевров ковроткачества: Весеннем Ковре. Этот ковёр был соткан в шестом веке для дворца в древнем городе Ктесефоне, который располагался в двадцати трёх километрах от современного Багдада. Рисунок этого ковра представлял собой изображение райского сада, почти в натуральную величину… Расшитый драгоценными камнями, затканный золотыми и серебряными нитями, ковёр был поистине гигантским – 140 метров в длину и двадцать метров в ширину. Весил он несколько тонн.

Говорят, Хасруф 1 любил гулять по дорожкам этого сада. Когда в 637 году Ктесефон захватили арабы, великий ковёр был разрезан на кусочки и растащен на трофеи.
Приход ислама повлёк за собой изменения в дизайне ковров – стало больше геометрических орнаментов, столь любимых мусульманами. Стилизованные изображения животных и человеческих фигур почти вовсе исчезли из декоров персидских ковров, а вместо них стали преобладать растительные мотивы, покрывавшие поверхность ковра сплошь сетью мелкого изысканного узора.

Золотым веком персидского ковроткачества стала эпоха правления династии Сифивидов в 16-17 веках. В это время производство ковров превратилось в один из основных источников дохода казны. Для увеличения производства ковров были созданы многочисленные центры ковроткачества – в Тибризе, Кавризе, Исфахане и других иранских городах. Специальные шахские чиновники проверяли состояние работ над коврами в этих мастерских, чтобы сохранялась оригинальность продукции. Самое ценное тканое произведение этой эпохи – так называемый Ардебильский ковёр, законченный в середине 16 века. В настоящее время две его части хранятся в музее Виктория Альберта в Лондоне, и в художественном музее Лос-Анджелеса.

В эпоху Сифивидов постепенно стала развиваться торговля коврами. Конечно, до этого ковры также экспортировались в Грецию и Рим, но в Западную Европу иранские ковры стали поступать не ранее эпохи Возрождения. Персия снабжала коврами многие королевские дворы и аристократические дома. Там же, со времён Генриха Восьмого получило распространение коллекционирование персидских ковров. Им увлекались, к примеру, Людовик 14 и Сигизмунд 3. Великие художники – Ван Дейк и Рубенс имели у себя дома персидские ковры, которые часто давали им вдохновение. В зависимости от места изготовления персидские ковры – ферганские, ширазские, хамаданские, харасанские различаются рисунком, цветовой гаммой, плотностью и высотой ворса. Среди них есть и тонкие, подобные бархату, и исключительно толстые, такие, что нога в них утопает почти по щиколотку.

Самые дорогие ковры

Наиболее дорогие –кирманские ковры. Тонкие, плотные, мягкие, нежного гармоничного колорита с преобладанием, как и вообще в персидских коврах, оттенков зелёного оранжевого цветов.
Самый распространённый рисунок персидских ковров – помещённый в центре поля медальон в виде розетки, ромба или овала, от которого в центре поля расходится растительный узор, часто включающий мотив персидского огурца. Так называют стилизованное изображение плода миндаля. Нередко, однако, встречаются композиции без центральной фигуры. С фоном, заполненным орнаментальными мотивами, но с обязательной широкой каймой. Орнамент на ковре –это не просто украшение, в нём зашифрован определённый смысл. В угловатых ромбовидных цветах и в листьях с зазубренными краями, в тонкой ювелирной вязи, в мозаичном узоре можно прочесть пословицы и поговорки, суры корана или пожелания будущему владельцу.

Что же представляет собой такой ковёр? Его лицевая сторона образуется из отдельных цветных нитей, привязанных узелками к нитям основы, после каждого ряда узелков кладётся нить утка, а затем ворсинки ровно подстригаются. Основным критерием ценности ковра является его плотность, измеряемая числом узлов на квадратный дециметр. Как в древности, так и в наши дни ковры ткутся из овечьей, верблюжьей, козьей шерсти, а также шёлка, льна, пеньки в разных сочетаниях. Используются исключительно натуральные красители –индиго, кармин, шафран и другие, дающие мягкость тона. Даже контрастные цвета не выглядят кричаще, и не вступают в конфликт друг с другом.

Заметим, что европейский научный прогресс всё-таки вторгся и в эту заповедную область. В 1856 году англичанин Уильям Генри Перкин открыл синтетические анилиновые красители. Персидское правительство пыталось помешать их проникновению на родину ковроткачества. Был издан указ, грозивший отсечением правой руки всякому красильщику, который осмелится применить новинку. Впрочем, угрозы и кары не возымели действия, и с конца 19-го века химия в очень большой степени стала влиять на цветовую гамму восточных ковров. Но прогресс, как говорится, идёт своим чередом, а великолепие старинных персидских ковров – не его заслуга. Эти ковры породила иная реальность, в которой отражается вечность…
Продолжение следует.

Добавить комментарий

Войти с помощью: