Игральные карты

история игральных карт | эволюция вещей

О том, когда и где появилась на свет эта самая прославленная и самая одиозная игра, единого мнения нет. История игральных карт предлагает нам несколько легенд.
Согласно китайской версии, карты появились ещё при династии Тан, в середине 9 века. После заката этой династии мы встречаем карты при дворе императора Мудзуна, одного из правителей государства Ляо. Этот владыка не отличался усердием в государственных делах, зато беззаветно предавался выпивке. Но Мудзун интересен по той причине, что, по сохранившимся сведениям, в 969 году, после почти месячного запоя, на новогодний праздник он сыграл со своими приближёнными в карточную игру. Примерно в то же время Джао Кун Инь, основатель династии Сум, приказал своим придворным дамам разучить карточную игру для приятного вечернего времяпровождения. Игра эта называлась «листья».

Похожие на карты игры были известны и другим восточным народам, прежде всего, индусам. В Индии в картах появилась фигура четырёхрукого Шивы. Божество держало в своих руках кубок, меч, монету и жезл. Некоторые исследователи полагают, что эти символы четырёх индийских каст и дали начало современным карточным мастям.

история игральных карт | эволюция вещей

Другая версия происхождения игральных карт популярна среди адептов оккультных наук. В этой версии доминирует египетский след. Оккультное предание гласит, что в глубокой древности египетские жрецы записали всю мудрость мира на 78 золотых табличках, которые изображались также в символическом виде карт. 56 из них –младшие арканы, стали обычными игральными картами, а оставшиеся 22 вошли в состав загадочной колоды таро.
Карты таро применялись исключительно для гаданий и хранились в храме мудрейшего бога Тота, который подарил людям письменность в Египте. Эту версию впервые обнародовал в 1785 году французский оккультист Жан Батист Аллиет, более известный под псевдонимом Этейла, правда эту идею Этейла заимствовал у французского учёного и оккультиста Антуана Кур де Жеблена, опубликовавшего в 1781 году специальное исследование, посвящённое картам таро. В этом труде де Жеблен впервые выдвинул гипотезу о том, что карты таро восходят к египетской традиции.

история игральных карт | эволюция вещей

В 19 и начале 20 века последователи де Жеблена и Этейла француз Элифас Леви, англичанин Семюэл Лит Делмазерс и американец Артур Эдвард Вейт создали собственные системы интерпретации карт таро. По их мнению, названия этих карт якобы происходит от египетского «та рош» -путь царей, а сами карты были занесены в Европу то ли арабами, то ли цыганами, считавшимися выходцами из Египта. Однако, как полагают более трезвые исследователи, карты таро не имеют никакого отношения к древнему Египту, просто во времена Этейла во Франции зарождалась мода на таинственную страну фараонов, и на древнеегипетских мудрецов можно было списать всё, что угодно.
Были и те, кто искал родину карт в древней Элладе. С античных времён родоначальником разного рода игр, и прежде всего, костей, в греческой традиции считали Паламеда. Этого участника Троянской войны, очень умного и хитрого, зачислили в изобретатели игральных карт.

история игральных карт | эволюция вещей

В Европе игральные карты могли появиться в 13 веке с лёгкой руки крестоносцев, побывавших на мусульманском востоке. Эту игру иногда ещё называли сарацинскими картами, однако первые достоверные свидетельства о европейской практике этой игры относятся только к 1377 году, причём, даже не одно, а целых четыре – одно из Парижа, одно из Базеля, одно из Флоренции и одно из Сиены. Базельское свидетельство, похоже, самое примечательное – это труд монаха Иоганна из местного доминиканского монастыря. Примечательно, что сей инициативный монах предлагал морализировать игру или научить благородных мужей правилу жизни, а также наставить людей или поведать им о пути добродетельного делания. Иными словами, карточная игра, по мнению преподобного Иоанна, могла быть употреблена на воспитание добродетельных нравов и формирование человеческой личности.
В Европе также родиной карт считается Италия, и прежде всего города Флоренция, Милан и Феррара. Среди первых европейских рисовальщиков карт обычно упоминают двух мастеров – это Хендзель Виссельбургский и французский художник Жак Мен Грингонер, причём их имена встречаются в документах в один и тот же год – 1392.

история игральных карт | эволюция вещей

О Грингонере доподлинно известно, что он нарисовал для душевнобольного французского короля Карла 6 три карточных колоды. Эти колоды блистали золотом, пёстрыми красками, и были украшены различными эмблемами. Тогдашняя колода отличалась от нынешней одной деталью – в ней было всего 32 карты. Не хватало четырёх дам, присутствие которых казалось тогда излишним. Только в следующем столетии итальянские художники начали изображать их на картах.
Дороговизна изготовления ограничивала доступ низших сословий к картам. Впрочем, уже в 1377 году игра в карты во Франции по будням была запрещена. Из этого можно сделать вывод, что карты приобрели популярность во всех слоях общества. В начале к занятиям с картами власти относились терпимо, но вскоре на них стали смотреть косо. Во-первых, азартные игры развращали нравы, во-вторых в подобного рода увлечениях стали усматривать вмешательство нечистой силы.

Францисканский монах, святой Бернардин Сиенский, ревностно проповедовавший презрение к мирской суете, конечно же, не мог пройти мимо карточной игры. В 1423 году в Болонье, в результате его страстной проповеди, один из итальянских рисовальщиков карт бросил своё презренное занятие и стал изготавливать изображения с анаграммой имени Иисуса Христа. В 1493 году во Флоренции, по призыву неистового Сованороллы охваченный покаянием народ побросал в огонь не только предметы роскоши, но и игральные колоды.

Многие высокопоставленные представители католической церкви весьма снисходительно относились к игральным картам. Более того, считается, что отдельные иерархи даже внесли свой вклад в развитие карточных игр. Знаменитому философу и богослову кардиналу Николаю Кузанскому вместе с папой Пием Вторым и греческим кардиналом Виссарионом приписывают изобретение карточной игры Мантеньи Тарокки. Заядлым картёжником был и кардинал Асканио Сфорце, служивший вице-канцлером при дворе другого любителя этой игры папы Александра 6 Борджиа.

Продолжение здесь

Просмотров: 1

Автор Чиклино

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *